Назад
Профессиональные переводы с немецкого и на немецкий
+7 (961) 362-66-12
Меню
+7 (961) 362-66-12
Скоро выйдем на связь!

Про немецкие полы

Теги: лингвистика, немецкий

Как-то при переводе документов для полиции я столкнулась с такой проблемой. Капитан полиции оказался… женщиной. Тогда-то я и задумалась, есть ли у немецкого Hauptmann (капитан) форма женского пола. Ведь само слово уже содержит корень «mann» – мужчина. Результаты поисков правильного ответа меня несколько ошарашили. Нет, я, конечно, знала о склонности немцев обращаться к лицам женского пола отдельно. Но вот такой раздел науки, как феминистская лингвистика (масло масляное, хи-хи), стал для меня открытием. Так что сегодня поговорим о гендерной асимметрии и сексизме в языке.

Итак, капитан-женщина в немецком это…Hauptmännin. Причем это не дань равноправию полов 20-го века, а слово, введенное в словарь Братьев Гримм уже в 1854 году. Есть еще вариант Hauptfrau, н-но… оно вызывает стойкую ассоциацию со «старшей женой» при многоженстве. Frau может переводиться и как жена, и как женщина. Так, главная жена или главная женщина? В строгом понимании Hauptmännin, образованное от Mann феминитивом тоже не является. Ну разве справедливо, что женское обозначение произведено от мужского?

Нет! Нет, – кричат немецкие феминистки и трясут немецкой конституцией, где сказано, что мужчина и женщина в этой стране равны. В какой-то момент – сначала в США, а потом и в Германии – заговорили о гендерной асимметрии в языке, то есть ущемлении роли женщины в языковой картине мира. Опираясь на гипотезу Сепира-Уорфа (ту самую, о которой я писала в предыдущей статье), филологи-феминистки подвергли острой критике ограниченность языковых выражений и обвинили современный дискурс в сексизме. Тут речь идет о патриархальных стереотипах, которые, якобы, навязываются человеку. Согласно этим представлениям мужчина центр мира, а женщина это нечто второсортное.

Феминистская лингвистика выдвигает ряд доказательств ущербности роли женщины в речи. Это, например, отождествление понятий «человек» и «мужчина» в ряде языков (Mann в немецком, man в английском и т.д.), а также «включенность» женского рода в мужской. То есть, нам достаточно сказать «ученики», чтобы охватить и учеников, и учениц. В таком андроцентризме языка феминистки узрели порочную практику насаждения мужского доминирования. По гипотезе Сепира-Уорфа это не просто «обидно звучит», но и негативно влияет на само мышление, принижая роль женщины в обществе. Одна из самых ярых представительниц фем. лингвистики, Луизе Пуш написала книгу «Немецкий как язык мужчин. Диагноз и методы лечения» (Das Deutsche als Männersprache. Diagnose und Therapievorschläge). «Наш язык скрывает женщину больше, чем хиджаб (в оригинале –  “бурка”)». Она, кроме прочего, предлагает изящное написание LehrerInnen вместо Lehrerinnen und Lehrer. Правда, авторитетный словарь издания Duden пока не хочет примиряться с идеей вставки заглавной буквы в середину слова.

На этой плодородной почве появилось множество рекомендаций и указаний по политкорректному употреблению гендерных обозначений (gendergerechte Sprache). Их не написал только ленивый. Составляют даже особые гендерные словари.

Причём здесь сторонники женского движения выбирают разные стратегии. Кто-то хочет вообще устранить любые указания на половую принадлежность лица, а кто-то считает обязательным везде подчеркивать оба пола. В общем, идёт борьба «кому сильнее обидно». В гендерных словарях предлагают, например, вместо jeder (любой) говорить alle (все). Вместо «автор» «лицо, пишущее книги» (bücherschreibende Person). Не «пользователь», а «никнейм», «псевдоним». Не «супруги» (Ehegatten), а букв. «люди в браке» (Eheleute). Не «блогер», а «лицо, ведущее блог», «блогирующее лицо» (bloggende Personen; Personen, die einen Blog schreiben). Справедливости ради надо заметить, что «блогирующее» звучит в немецком гораздо более естественно, чем в русском, но тем не менее, странновато. Практически везде призывают говорить не «ученики» и «студенты», а «учащиеся», не «потребители», а «потребляющие». Опять же, такие причастия в немецком тоже употребляются гораздо чаще, чем в русском. Есть и совсем своеобразные предложения: вместо женской консультации говорить «родительская», а «отечество» (Vaterland) повсеместно заменить «родиной» (Heimatland) или «страной рождения» (Geburtsland). Понятие же Muttersprache (родной, букв. материнский язык) некоторые также считают некорректным и просят употреблять «Heimatsprache» «Familiensprache» (букв. семейный язык), «Erstsprache» (букв. первый язык).

Местами кажется, будто гендерный словарь немецкого языка писал Гуф: «Партнерская работа – это работа в паре». У меня кофе в жилах стынет от подобного.

Даже о чувствах террористов немцы побеспокоились. Рекомендуется говорить: человек, подозреваемый в терроре (des Terrors verdächtigte Person). Дальше будет подозреваемый в смерти человек, вместо труп? По-моему, немецкий язык мстит.

Конечно, к таким нововведениям отношение в обществе неоднозначно. Но говорят об этом всё больше. Такой подход к гендерным различиям часто относят к философии постмодернизма, где граница между объективной и субъективной реальностью стирается. И язык, возможно, формирует мышление. Феномен стеклянного потолка (gläserne Decke), т.е. невидимого барьера на пути женщины к высоким постам, – одна из самых обсуждаемых в СМИ тем. Поэтому и такой бум феминизации языка уже не удивляет.

А как оно в русском?

Слова-уродцы, типа врачихи, капитанши, докторши? У нас словно сам язык не располагает к равноправию полов. По моему субъективному мнению, Россия тем и хороша, что пока еще сумела сохранить патриархальные отношения. Хотя, разумеется, со мной многие не согласятся.

Русский такой язык, что у нас как раз подчеркнутая принадлежность к женскому полу звучит особенно издевательски. Кто захочет быть докторкой? (при том, что в чешском языке, скажем, та же докторка или драматуршка —это нормативные и даже обязательные к употреблению формы).

Мне думается, что в профессиональной среде как раз и важно на первый план ставить компетентность, а не половую принадлежность. Если ты хороший врач, зачем тебе какая-то гендерная оценка?

Как насчет переводчицы?

Я всегда представляюсь как переводчик немецкого языка. Как-то у меня спросили: «А почему не переводчица?».

Потому что в русском языке парные названия профессий (спортсмен-спортсменка, лаборант-лаборантка, учитель-учительница) существуют, но используются не во всех стилях речи. В официально-деловом стиле принято говорить о должности в мужском роде. В словарях есть даже варианты преложительница, толмачка, синхронистка. Но они употребительны только в обиходной речи. Так что для вас я переводчица, так уж и быть.

Последние записи в блоге

Про немецкие полы

08.07.2017 Теги: лингвистика, немецкий
Как-то при переводе документов для полиции я столкнулась с такой проблемой. Капитан полиции оказался… женщиной. Тогда-то я и задумалась, есть ли у немецкого Hauptmann (капитан) форма женского пола. Ведь само слово уже содержит корень «mann» – мужчина. Результаты поисков правильного ответа меня несколько ошарашили. Нет, я, конечно, знала о склонности…
Читать далее

Многомозг

06.06.2017 Теги: лингвистика
Есть одна старинная мудрость: сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек. Обычно ее трактуют следующим образом: овладевая новым языком, ты овладеваешь и чужой культурой, обогащаешься, по-другому смотришь на вещи. Как мне кажется, этим список не ограничивается. Все-таки, языки обладают своей структурой и логикой, а значит: у того, кто говорит на…
Читать далее

Немецкие писатели — звёзды или мамкины фрилансеры?

22.04.2017 Теги: книжная полка, перевод
На прошлой неделе мне повезло пообщаться с двумя писателями из Мюнхена. Это Ангелика Йодль и Андреас Гётц — личности очень яркие, по-настоящему влюбленные в литературу и немецкий язык. Переводить писателей устно — одно удовольствие, их речь хорошо структурирована, но в то же время полна иносказаний. Вдохновение вещь заразительная, поэтому перевод получился…
Читать далее